Основные положения экзистенциальной психологии

Шушаникова Анастасия, психолог-консультант ЦПП, г.Томск


Основной вопрос экзистенциальной психологии «Что такое жизнь человека?» показал, что на него нельзя ответить через категории личность, поведение, принципы развития, нормы психического здоровья и отклонений от него, механизмы подсознания. Человек предстает во всем его существовании, в своей целостности. Отсюда подход обладает интегративностью, то есть выступает против любой редукции и разделения человека «на части», и пытается «собрать» и понять человека как биологическое-социальное-духовное существо, стремящееся к становлению, трансцендированию в неразрывности своих отношений с миром, во времени, отпущенном ему жизнью

 (Клочко В.Е., Лукьянов О.В., Краснорядцева О.М.).


Задачи экзистенциальной психологии

Экзистенциальная психология изучает человека в его диалогических отношениях с собой, с другими, с миром, поскольку человек не существует замкнутым на самом себе.

Экзистенциальная психология пытается определить возможности человека, его свободу и авторство жизни в пределах его «вброшенности», ограниченности (телесностью, конечностью, временем, выбором, – то есть невозможностью реализовать все возможности).

Обращаясь к духовной составляющей существования человека, экзистенциальная психология пытается понять человека в столкновении с предельными, базальными, основаниями человеческой жизни, «данностями бытия», «экзистенциалами» существования, которые пытаются решить все люди во все времена. Это такие неразрывные дихотомические категории, как одиночество (или отдельность) человека в мире – и его стремление к общности с другими, с миром, отсюда – неизбежность отношений с другими людьми (со-бытие); поиски смысла жизни, потребность в осмыслении происходящего – и бессмысленность многого происходящего в мире; свобода выбора, границы свободы и ответственность за последствия выбора и за свою жизнь; тревога как универсальное экзистенциальное состояние; конечность жизни и переживание времени как единства прошлого-настоящего-будущего.

Каждый человек в его конкретной, единственной жизни сталкивается с этими вопросами один на один и ищет ответы и решения только ему присущим способом.

Экзистенциальная психология обращается к осознанию субъективности человека, считая ее центром анализа, так как именно в субъективности, уникальности своей, человек проявляется во всей своей подлинности, «аутентичности», которая считается основной экзистенциальной ценностью. В связи с этим особую значимость приобретают качественные методы исследования – феноменологический и герменевтический методы анализа самоописаний, рефлексивных отчетов, интервью, дневников, мемуаров и других текстов и продуктов жизнетворчества человека.

Если говорить о психотерапевтической практике, экзистенциальный подход позволяет изучать жизнь человека в переломных, «пограничных», кризисных ситуациях столкновения с данностями бытия, когда особенно ярко и зримо проявляется его субъективность, индивидуальность, подлинность; в ситуациях трансценденции, выхода человека за свои пределы, в ситуациях выбора, который экзистенциальные терапевты считают движущей силой развития, становлении.

По словам Р. Мэя: «Экзистенциальных психологов интересуют не изолированные психологические реакции в них самих, а скорее психологическая сущность живого человека, приобретающего опыт. Они используют психологические термины с онтологическим значением».

Экзистенциальные  методы  в практике могут  быть  весьма разнообразными, если совместимы с экзистенциальными методологическими основами. Д. Бьюдженталь выдвигает положение о том, что при адекватных условиях почти любое действие может вести клиента к усилению субъективности; искусство консультанта и терапевта состоит в его способности адекватно применять богатый арсенал приёмов, исключая манипулирование. В вопросе выбора адекватных методов, мы предлагаем опираться на положения плюралистического подхода, разработанного М. Купером и Дж. МакЛеодом, которые в полной мере отражают данную идею.

Попытка понять человека не только как осознающее, но прежде всего как чувствующее, «затронутое» миром и открытое миру существо, уловить и выразить целостность с миром в миге – в «сейчас», то есть в жизненности, а также вопросы нравственности, от которых долго уходила психология, пытаясь приобрести статус науки, – добро и зло, совесть, ответственность перед собой и другими за свою жизнь, – по мнению некоторых последователей экзистенциальной традиции тесно сближают этот подход с религией, с философией, с этикой, с искусством.


Философские идеи экзистенциализма в психотерапевтической практике

Мы уже отмечали практическую направленность идей экзистенциального подхода. Экзистенциальная психология никогда не была просто теорией. Достаточно вспомнить, что Л. Бинсвангер, М. Босс, Р. Лэнг были психиатрами, а В. Франкл, И. Ялом, Р. Мэй, Д. Бьюдженталь – блестящие консультанты и психотерапевты. Каждый из них, кроме философско-методологического обоснования психологической теории личности и личностного роста, представляет оригинальную концепцию целей и методов взаимодействия психотерапевта (консультанта) с клиентом, пациентом.

Все эти модели практической помощи человеку опираются на базовые экзистенциальные принципы и исследуют жизнь человека и его трудности через призму его взаимодействия с экзистенциальными данностями, о которых мы упоминали выше.

1.  Понимание человека как «Бытие-в-мире»

Экзистенциальная психология не предлагает своей теории личности, а в терапии не опирается ни на какую другую структурную теорию личности. В ней даже не очень приветствуется использование понятия «личность», так как это понятие считается чисто психологическим конструктом, за которым нет реального субъективного переживания. Как писали Дж. Бьюдженталь и  М. Стерлинг (J. Bugental, M. Sterling, 1995), «понятие личности не является феноменологичным, так как мы не обладаем субъективным опытом, что значит быть личностью».

С экзистенциальной точки зрения, человек определяется как «бытие-в-мире» (Dasein по М. Хайдеггеру). Бытие – не является нечто застывшим, статичным, а представляет цепь неограниченных и непредсказуемых актов осознания. Развитие понимается как становление чем-то новым, как выход за свои пределы, трансценденция. «Бытие-в-мире» отражает единство человека и его мира. Эти два диалектически взаимосвязанные аспекты существования – человек и мир – не могут существовать друг без друга и могут быть поняты лишь посредством друг друга. Понятие «бытия» может быть объяснено только феноменологически – это мое переживаемое знание, что я «есть», «существую». Понимание человека как конкретного процесса жизни позволяет увидеть, что человеческая самость (Self) не может пониматься как некая фиксированная субстанция. М. Хайдеггер ее определяет как открытую миру и открывающую мир. Таким образом, в каждый конкретный момент времени мы обладаем лишь условно фиксированной самостью; в действительности она находится в постоянном процессе взаимодействия с миром, а значит, в процессе постоянного становления, обновления и изменения.

Понимание человека как бытия-в-мире устраняет дихотомию, противопоставление внутреннего и внешнего мира. Как говорил  М. Хайдеггер, Dasein не является внутренней реальностью. Можно говорить лишь о целостном жизненном мире человека, в котором можно условно выделить внутренние и внешние аспекты. Когда в процессе психотерапии мы пытаемся анализировать клиента только как психодинамическую систему, отделенную от пространства его жизненного мира, мы упускаем из виду его существование «как сложного био-социо-психо-духовного организма, неотделимого от разнообразных контекстов этого мира». Поэтому для понимания клиента в процессе психотерапии желательно рассматривать его жизнь как целостность его отношений с миром. Знаменитый феноменолог Э. Стросс писал, что «для того, чтобы понять пациента, прежде всего, должны понять его мир». Этот принцип взаимосвязанности (inter-relatedness) считается основой экзистенциального мышления. Здесь можем вспомнить часто цитируемые слова Ж. П. Сартра: «Экзистенция прежде сущности». Они означают, что человек прежде всего есть, существует в мире, а только после этого осознает свое бытие, строит свою уникальную жизнь, стремится к своим индивидуальным целям, т.е. определяет свою сущность. Поэтому экзистенциальная терапия стремится понять человека не столько с точки зрения структуры и особенностей его самости или типа расстройств, а связывая историю его жизни с уникальными, специфическими способами бытия-в-мире.

Условно выделяются четыре основных измерения бытия-в-мире человека: физическое, социальное, психологическое и духовное. Человек как сложнейшая пространственно-временная организация (по В. Е. Клочко) во всех этих измерениях существует одновременно и непрерывно проживает свою взаимосвязанность с миром: наша жизнь подчиняется физическим, природным, биологическим законам, мы всегда находимся в том или ином конкретном контексте материальных условий жизни; мы неизбежно рождаемся и живем в определенном социокультурном контексте, в постоянно меняющей свою конфигурацию сети межличностных отношений; наше поведение регулируется психическими процессами, эмоциями, характером, сложными психодинамическими механизмами; свою жизнь строим, наиболее значимые выборы делаем под влиянием тех или иных ценностей, опираясь на собственное понимание смысла/бессмысленности, руководствуясь своей верой, всем тем, что составляет основу мировоззрения, личной жизненной философии. Указанные измерения бытия-в-мире служат в качестве условных ориентиров в исследовании жизни клиента в процессе психотерапии.

Таким образом, в экзистенциальной терапии совершается фундаментальный сдвиг – центр понимания человека из сферы индивидуального сознания переносится в более широкое пространство – в жизненный мир человека. Это означает, что жизненные трудности клиента рассматриваются во всевозможных контекстах его бытия-в-мире. Некоторые из них «даны» изначально; они определены условиями «заброшенности человека в мир» (биологические, социальные, психологические, исторические обстоятельства рождения). Этот изначальный контекст жизни оказывает существенное влияние на процесс становления каждого человека.

Но вместе с тем, изначальная заданность некоторых условий существования не может определить весь характер и результаты последующей жизни, так как каждый человек обладает способностью «превзойти» почти любую непосредственную ситуацию. Так как наша природа не может быть фиксированной и непрерывно развивается, мы постоянно заново определяем себя. Каждый человек является активным со-творцом своей жизни на основе тех или иных «данностей», выбирая свои субъективные «ответы» на эти «данности» жизненного контекста. Это делает нас полностью ответственными за то, какими мы становимся и являемся.

Идея активности клиента стала одним из базовых положений плюралистического подхода. В процессе терапии клиент занимает активную позицию в той мере, в которой готов и может принимать решения, способствующие изменениям к лучшему. На начальном этапе клиент вместе с терапевтом  определяют цели на терапию, обозначают основные методы и техники терапии, соответствующие индивидуальным предпочтениям клиента и способствующие благоприятным терапевтическим изменениям. 

2.  Понимание жизни человека как целостности отношений с миром

Согласно экзистенциальной традиции человек существует только включенным в сеть отношений, и к настоящему пониманию ведёт исследование жизни человека как целостности его отношений с миром.  Л. Бинсвангер писал: «То, что мы называем психотерапией, это по существу не более чем попытка довести пациента до точки, где он может «увидеть то, каким образом структурирована всеполнота человеческого существования, или «Бытия-в-Мире», и увидеть, в каком из его мест соединения он вышел за пределы самого себя». Д. Леонтьев называет этот тип анализа онтологическим (в отличие от феноменологического типа, то есть непосредственного анализа лишь конкретных переживаний).

Р. Мэй также считает, что обретение непосредственной, живой связи клиента с миром преодолевает беспокойство и, следовательно, является целью психотерапии.

По мнения многих психотерапевтов, придерживающихся экзистенциального подхода, осознание аутентичности является главным в экзистенциальной практической психологии и психотерапии. Помощь клиенту в проживании своей жизни как аутентичной, подлинной, создание аутентичных отношений с Другими, в том числе создание специфических отношений с терапевтом, является одной из значимых в экзистенциальной психотерапии.

Контекст экзистенциальной терапии – это непосредственный процесс, динамическое настоящее клиента «здесь-и-сейчас».  М.  Бубер писал,  что «человек – это жизнь в диалоге. Мы себя познать можем только в диалоге». Диалог с психотерапевтом восстанавливает связи «Я» клиента с миром, существование его во взаимоотношении. Терапевтический альянс – «Я-Ты» – диалог, в котором терапевт – катализатор осознания клиентом того, как клиент реализует свои возможности в жизни, Ялом цитирует Бубера: «Вначале есть отношение. Нет «Я» как пре-существующей реальности; «Я» появляется и формируется в контексте некоторого отношения, с каждым «Ты» и с каждым моментом отношения «Я» творится заново. Основной смысл «Я-Ты» отношений может соотноситься только с целым бытием. Если первый связан с другим менее, чем с целым бытием, если кто-то «придерживает» что-либо, например, связан жадностью, или предвкушает некоторую выгоду, или остается в объективном отношении, то есть зрителем, и удивляется впечатлению от действий, которое окажет на другого то тогда встретятся «Я-Ты» и «Я-Он». Диалог – это поворот к другому, с собственным целым бытием.

Консультант имеет право на самораскрытие как камертон аутентичности отношений. Таким образом, во взаимодействии «психотерапевт-клиент» не только клиент – субъект изменений, но и психотерапевт, который не только способствует изменению другого, но и сам открыт изменением, то есть, по сути тоже является субъектом изменения, проживая с клиентом этот отрезок времени, что-то открывает, осознаёт в себе, развиваясь как профессионал и как личность.


3.  Понимание терапевтических изменений: обновление как метод и предмет в экзистенциальной терапии

Результаты наших исследований и психотерапевтической практики позволяют нам предположить, что обновление может выступать как предметом, так и методом в психотерапии – это измерение, составляющее процесс терапевтической работы (в экзистенциальном понимании времени) и одновременно то, на что работа может быть направлена (что может свидетельствовать или является критерием «выздоровления» клиента). Такое предположение привело нас к рассмотрению феномена обновления через модусы неизбежности изменений в жизни и психологического (а также душевного) выздоровления (оздоровления).

Обновление: модус неизбежности изменений

Конечная цель любой психотерапии – помочь клиенту измениться самому или изменить свою жизнь в желаемом направлении. Экзистенциальная терапия рассматривает изменения как одну из неизбежностей жизни, как модус человеческого существования. Сама жизнь является постоянным процессом изменений, и мы все являемся частью этого процесса. Важно найти способ, как быть в этих изменениях, а не противостоять им или пытаться бежать от них. Естественно, что изменения, за которыми люди обращаются в психотерапию, являются индивидуальными, тесно привязанными к жизненным контекстам клиентов. В терапии мы имеем дело с той жизнью, которая есть, но она постоянно трансформируется, преобразуется, изменяется. Отказавшись от поиска безопасности в жизни и делая выбор в сторону движения, развития, изменений, человек понимает, что многое в жизни изменить невозможно, но всегда существует возможность изменения своего отношения к тому, чего не можем изменить.

Очевидно, что разговор об изменениях как данности жизни и модусе существования нельзя вести без обращения к теме времени – все, что проживается нами, проживается во времени. В экзистенциальной традиции время понимается как субъективная категория, оно может расширяться и сужаться в зависимости от содержания жизненных событий. Мы живем во времени, которое не зависит от нашей воли, но вместе с тем, заполняя его содержанием собственной жизни, «делаем» его таким, каким оно нам видится, переживается нами. Мы обязаны считаться со временем как данностью, но и структурируем его согласно своему индивидуальному ритму и темпу. Человек способен связывать времена – привносить прошлое в настоящее и действовать в настоящем с учетом будущего. Такое понимание позволяет научиться жить в настоящем, постоянно открытом в сторону будущего, с учетом прошлого опыта. В терапии много внимания уделяется пониманию того, что чрезмерная увлеченность прошлым, чрезмерное внимание к планированию будущего и попытки одновременно заниматься многими вещами мешает жить в целостности и «симфонизации времен»[1].

  Таким образом, обновление выступает способностью клиента жить во времени, т.е. на основании данностей прошлого строить приемлемое настоящее, вместе с тем создавая возможности для будущего, а также открытостью к изменениям в жизни вообще и к терапевтическим изменениям в частности. Иными словами, когда в терапии запущен процесс жизненных изменений, и клиент способен продолжать пребывать в нем самостоятельно.

Обновление: модус выздоровления

Если обратиться к самому слову «обновление», в толковых и этимологических словарях его описывают через примеры обновления природы, в том числе природы человека и его духовной культуры: наступление весны, обновление клеток живого организма, преображение мира, обновление нашего взгляда и сердца, возрождение через обновление.

Автор оригинального способа психотерапии – Интенсивная Терапевтическая Жизнь – одним из первых профессиональных психотерапевтов А.Е. Алексейчик говорит, что путь к спасению души лежит через ее исцеление, и в этом видит основную задачу психотерапии. А исцеление (и соответственно выздоровление) напрямую связано со способностью к обновлению, именно этой способностью А.Е. Алексейчик объясняет понимание психического здоровья: «здоровье – это способностью каждый раз по-новому воспринимать и воспроизводить события внутреннего и внешнего мира» (из стенограммы выступления на конференции в г. Кемерово в ноябре 2014 г.).

Интересен тот факт, что помогает выздоровлению именно болезнь, которая понимается экзистенциальными авторами как пограничное состояние, которое отрезвляет, пробуждает от духовного сна, обнаруживает подлинную сущность человека. И.А. Ильин пишет: «Болезнь есть как бы таинственная запись, которую нам надо расшифровать...Человек через свои страдания обретает частицу истинной веры и истинной мудрости»  А.Е. Алексейчик подводит итог: «Быть больным - это означает одновременно исцелить душу и тело».

В творчестве российских писателей и богословов (Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой, А. Сурожский, И. Ильин) обновление является важным процессом духовного становления человека. Из сложившегося кризисы современного мира – религиозного, духовного, национального –  человек сможет выйти, если начнет быть по-новому. «Обновленные люди, одолевающие соблазн, найдут друг друга. Найдя, они заткут новую ткань духовного бытия. Это единственный путь. Иного нет».

В Христианской философии всё обновляется, очищается и преобразуется изнутри – вся жизнь и вся культура. Путь к обновлению ведет через практику живой веры, покаяние, очищение и самовоспитание. К обновлению мы идем, очищая свою совесть от греха, примиряясь с Богом, или другими словами – изменяя свою жизнь.

Таким образом, способность к обновлению может вступать критерием «выздоровления» клиента – насколько он может по-новому видеть и заново воспроизводить, создавать себя, свою жизнь, воспринимать других вокруг, не проявляет ли одни и те же стереотипные реакции, не смотрит ли на мир «замыленным глазом».

Идеи экзистенциального подхода о понимании человека, его отношений с другими и с миром, его способности принимать ответственность за жизненные выборы,  понимание времени и неизбежности изменений позволяют выдвигать более смелые гипотезы в отношении помощи и открывают новые горизонты в понимании человека и терапевтического процесса.


Список литературы

1. Алексейчик А., Идрисов Г., Каган В. Разговоры о психотерапии. – Вильнюс: Институт гуманистической и экзистенциальной психологии, 2011. – 200 с.

2. Антоний, митрополит Сурожский. Человек перед Богом. М.: Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского», 2013. 528 с.

3. Бинсвангер Л. Бытие – в – мире. Введение в экзистенциальную психотерапию. – М.: КСП +, 1999. – 300 с., с. 299

4. Богданова Т.А. Экзистенциальная психология: Учебное пособие. – Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2004. – Ч.1. – 88 с.

5. Братусь  Б.С.  Образ  человека  в  психологии// Психология  с  человеческим лицом. – М.: Смысл, 1997. – С.67–91.

6. Братусь Б.С. Русская, советская, российская психология: Конспективное рассмотрение. – М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 2000. – 88 с.

7. Братченко С.Л. Экзистенциальная психология глубинного общения. – М.: Смысл, 2001. – 197 с.

8. Брушлинский А.В., Знаков В.В. Новые возможности и перспективы развития психологической науки// Психологический журнал. – 1998. – Т.19. – № 8. – С. 170–172.

9. Бубер М. Я и Ты.// Два образа веры. – М.: Республика, 1995. – 464 с.

10.  Бьюдженталь Дж. Наука быть живым. – М.: Класс, 1998. – 336 с.

11.  Василюк Ф.Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. – М.: Изд-во Московского университета, 1984. – 200 с.

12.  Каган В. Е. Психология и психотерапия: гуманизация и интеграция// Психология с человеческим лицом/ Под ред. Д.А. Леонтьева, В.Г. Щур. – М. 1997. – С.111–123.

13.  Клочко В.Е. Постнеклассическая трансспектива психологической науки / Вестник Томского государственного университета, Выпуск № 305 / 2007, С.: 157 – 163.

14.  Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. – М.: Академический Проект, 1999. – 240 с.,

15.  Леонтьев Д.А. Что такое экзистенциальная психология? // Психология с человеческим лицом: Гуманистическая перспектива в постсоветской психологии / под ред. Д. А. Леонтьева, В. Г. Щур. М.: СМЫСЛ, 1997. С. 40–54.

16.  Летуновский В.В. В поисках настоящего: экзистенциальная терапия и экзистенциальный анализ / В.В. Летуновский. – Ростов н/Д: Феникс, 2014. – 379, [1] с. – (Психологические этюды).

17.  Лэнг Р.Д. Расколотое «Я». – СПБ.: Белый кролик, 1995. – 352 с.

18.  Лэнгле А. Жизнь, наполненная смыслом. Прикладная логотерапия. – 2-е изд. – М.: Генезис, 2004. – 128 с. – (Теория и практика экзистенциального анализа).

19.  Мэй Р. Искусство психологического консультирования. – М.: Класс, 1994. – 144 с.

20.  Мэй Р.Смысл тревоги. Пер. с англ. – М.: Независимая фирма «Класс», 2001. – 384 с.

21.  Первая Всероссийская научно-практическая конференция по экзистенциальной психологии: Материалы сообщений/ Отв. Ред. Д. А. Леонтьев. – М.: Смысл, 2001. – 143 с.

22.  Психотерапия жизнью: Интенсивная терапевтическая жизнь Александра Алексейчика / под ред. Р. Кочюнас. Вильнюс: Институт гуманистической и экзистенциальной психологии, 2008. – 416 с. 

23.  Сартр  Ж.-П.  Экзистенциализм– это  гуманизм/  Сумерки  богов.  М.: Республика, 1990. –- С. 319–345

24.  Тавризян Г.М. Проблема человека во французском экзистенциализме. – М.: Политиздат. – 1977. – 141 с.

25.  Три  взгляда  на  случай  Э.  Вест:  Л.  Бинсвангер,  Р.  Мэй, К. Роджерс//Московский психотерапевтический журнал. – 1993. – №3. – С. 25–75.

26.  Франкл В. Человек в поисках смысла. – М.: Прогресс, 1990. – 368 с. Вступительная статья Д. А. Леонтьева.

27.  Хайдеггер М. Работы и размышления разных лет. – М.: Гнозис, 1993. – 447 с.

28.  Ялом И. Экзистенциальная психотерапия. – М.: Класс, 1999. – 575 с.

29.  Алексейчик А.Е. Восхождение на вершину // Центр экзистенциальной психотерапии и консультирования [Офиц. сайт] 06.1993. URL: http://existpsy.ru/media/books/mpg_1993_4_alekseichik/ (дата обращения: 17.12.2014).

30.  Алексейчик А.Е. Интенсивная терапевтическая жизнь // Интенсивная Терапевтическая жизнь [Электронный ресурс]. 10.1998. URL:  http://valery-159.narod.ru/psykhologi/psy/psy_010.htm (дата обращения: 02.12.2014).

31.  Алексейчик А.Е. Интенсивная, терапевтическая, целебная вера // Ассоциация Гуманистической Психологии Литвы [Офиц. сайт]. 16.01.2014. URL: http://www.lhpa.net/ru/index.php?option=com_content&view=article&id=281:2014-01-16-02-13-59&catid=6:2009-06-05-08-10-02&Itemid=13 (дата обращения: 02.12.2014).

32.  Ильин И.А. Путь Духовного обновления. URL: http://www.paraklit.org/sv.otcy/I.Iljin/I.Iljin-Putj-duhovnogo-obnovleniya.htm#_Toc151871507 (дата обращения: 02.04.2015).

33.  Абросимова Е.А. Уязвимость экзистенциальной психологии. Введение. Истоки Экзистеницальной психологии. URL: http://hpsy.ru/public/x016.htm (дата обращения: 02.03.2015).

34.  Кочюнас Р. Контуры экзистенциальной терапии. URL: http://www.existradi.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=222:2009-08-07-13-42-01&catid=48:-11&Itemid=59 (дата обращения: 10.04.2015).

35.  Ван Дорцен Э. Экзситенциальная консультирование / Журнал «Экзистенциальная традиция: философия, психология, психотерапия», №5, 2004. URL: http://hpsy.ru/public/x2742.htm (дата обращения: 10.04.2015).

36.  Лицов Д. Религиозная вера в экзситенциальной психотерапии. URL: http://www.b17.ru/article/3485/ (дата обращения: 15.04.2015).

37.  Cooper, M., & McLeod, J. Pluralistic counselling and psychotherapy. – London: Sage, 2011. – 196 p.



[1] Лукьянов О.В. Готовность быть: Введение в транстемпоральную психологию. М.: Смысл, 2009. – 231 с.